• Дата: окт 2016

Хождение по мелям, или двое c кайтом, не считая доски: хроника одной осенней каталки

October 7th, 10:10

"...Белеет мой парус, такой одинокий
На фоне десятка мелей..."
                                   Навеяло. Авторство мое.

Первую треть отпуска было решено отметить дерзкой каталкой посреди недели. Дерзкой – это потому, что мы не тоскуем на работе, наблюдая, как в окошке полощутся березовые веточки, а сытые и хорошо выспатые, мчим в сторону раздува. Кроме того, на этом споте Рыбы (Рыбинского водохранилища) под северо-восток мы ни разу не бывали, а буквально вчера на всем и каждому известном сайте zmey.ru объявили аттракцион неслыханной щедрости по раздаче ништяков за кайтовые и околокайтовые опусы. Ну, мы подумали, и решили: чем не опус – исследование нового спота глазами двух балбесов, только-только вставших на доску? Тем более, Ден Змей, не менее известный всем и каждому кайт-гуру, а также идейный и практический создатель вышеупомянутого сайта, обещал судить с поправкой на болотный коэффициент нашей босяцкой кайтовой подготовки.

Итак, добро пожаловать, сказал нам спот под кодовым наименованием «Полянка», который позже как-то сам собой переименовался в «Страшный сон гидрофойлиста». Вообще, это дивное местечко расположено не так далеко от славного города Рыбинска, неподалеку от одноименного (тоже Полянка) пионерлагеря, в дебрях смешанных сосново-березовых боров (или рощ?). Короче, дорога грунтовая, и туда хорошо бы лазать на полном приводе. Резкий поворот по сплошь заваленной хвоей тропинке, весьма крутой спуск к Рыбе, и вот он, песчаный берег с живописно раскиданными там и сям, выбеленными ветром стволами, редким камышом, гроздьями мелких ракух и бело-золотой окаемкой здоровенных берез. Под ними могучий черничник, и с каждым порывом ветра на него осыпаются ярко-желтые листья. Чертовски живописно, но запускаться не везде можно.

На берегу нас удивил стойкий запах моря, впоследствии опознанный как банальная вонь от отцветшей воды и прочих даров Рыбинского моря. Дары были рассмотрены вблизи и скептически потыканы палочкой: фиг знает, может ли быть тина с таким характерным сине-зеленым оттенком, но ломаться и искать новое место было уже поздно. Мы аккуратненько проехали вдоль отмели и в полукилометре от спуска нашли несколько милых сухих косичек, на которых можно было размотать стропы и вообще вполне комфортно запуститься. Из дополнительных плюсов – эти косички образовывали симпатичную бухточку, по которой дул очень ровный прижим с прелестными барахами. Машину мы подогнали к березкам, и на песочке раскинули нашу выездную резиденцию, придавив ее для верности парой коряг. Кстати сказать, несмотря на лишние 10-15 минут по развертыванию, такая резиденция в условиях +8 градусов по старине Цельсию и 11 м/с на порывах весьма полезна для здоровья, всячески рекомендуем. Во всяком случае, в машине и на улице мы переодеваться завязали с первыми холодами.

Будучи отмороженными в первую очередь на мозги, и во вторую – на средства, катаем мы, не смотря на разгар солнечного Бря, по-прежнему в добытых на барахолке гидрах. Только у автора этих правдивых строк она семерка и почти дайверская (правда, без капюшона и калош), а у Александра, моего неотразимого любимого мужчины – пятерка, со всеми вытекающими (для пущего тепла ему приходится еще надевать спасжилет). Под гидры мы поддеваем лайкровые футболки, под обычные летние гидроботы – 2 мм носки, плюс у каждого неопреновые перчатки. Венчает этот наряд провинциальных ихтиандров уникальное изобретение, которое впору патентовать: неопреновая повязка на голову (сработанная из пояса для похудания по контуру ionовского аналога), в сочетании с силиконовой плавательной шапкой. Себестоимость девайса около 150 рэ, с учетом того, что из одного пояса получается две повязки. Ммалоимущим кайтерам, вроде нас, тоже всячески рекомендую: пятая или шестая каталка в условиях до 10 градусов жары не нанесла никакого урона моему хилому здоровью. Главное в нашем деле – не торчать долго без движения и не переодеваться на ветру.

Спот был катан и неоднократно, но увы – не нами, и мы знали его исключительно со слов наших кайт-собратьев по региону. Все они в один голос утверждали, что спот всем хорош, только вот запускаться нужно с воды.
- Ну почему же обязательно с воды – легкомысленно решили мы. Учтя 11 на порывах, без особых проблем запустили с косы 10-м Best Nemesis и вслед за ним – меня, как условно более опытную. Типа, давайте, отличники, разведка боем. В целом, разведка началась, как по маслу: хороший ветер, песчаное дно, условно чистая на расстоянии 100 м от берега водица (она по прежнему имела зеленую взвесь, но в очень небольшой, в сравнении с берегом, консистенции). Но только потом стал понятен подвох, таившийся в этих самых косах. Саше с его наблюдательного пункта открылось зрелище, не уступающее по красоте и размаху кульминации фильма «Челюсти». Черная фигурка в синей шапочке, беспечно намахивающая на вполне ровном галсе, вдруг отлетела вслед за кайтом в одну сторону, доска в совсем другую, и со стороны все это смотрелось так, будто снизу по ним наподдала хвостом большая белая акула.


На самом деле, это была мель. В двухстах метрах от берега, едрит-мадрит. В двух-стах, Карл! Я ожидала ее меньше, чем мой единственный зритель (жаль, он не догадался заснять это монументальное зрелище). Ошалело оглядевшись, я, как злодей-Козлодоев из «Бриллиантовой руки» по лиману, с кайтом в зените двинулась за доской. Сашка, спасатель-мой-малибу, на полдороги к берегу споткнулся, протер глаза и принялся ржать. Воссоединившись с доской, спотыкаясь и чертыхаясь, я отбрела подальше, где водичка была по пояс и повторила попытку запуска параллельно мели. Ну, то есть, это мне казалось, что параллельно. Примерно через 50 метров поймалась новая мель, хотя впрочем, не исключено, что это старая просто сделала изгиб. Пока мы с кайтом и доской отплевались, собрались и приняли решение отваливать еще дальше, ветер стал стихать, и Nemesis, притомившийся спотыкаться, намекнул, что пора на берег.
На берег его я почти вывела, однако этот ссссамый лучший кайт не стал дожидаться, пока его запаркуют, а аккуратно прилег в сине-зеленую жижу на отмели. С проклятиями мы кинулись к нему с двух сторон, однако, в данном случае, быстро поднятое все равно считалось упавшим, и вся бестовская морда покрылась радужными и сочными сине-зелеными разводами. Попытки дотащить его до более чистой воды окончились внезапным погружением меня и левого уха кайта в еще более смачную жижу в соседней луже. Мы плюнули и поволокли его к машине. В благодарность он вымазал нас зеленкой с ног до головы и со спущенным центральным баллоном уютно устроился в партере на черничнике. Вдоль по косам жутко синели наши следы, на собственные гидротапки мы старались не смотреть и временами принимались рассуждать, что это еще ничего, а вот если бы кто сюда приехал с гидрофойлом, это бы да, был бы облом, а у нас твинтип, жить можно.


Оценив заметно скисший ветер, со всеми возможными предосторожностями от жижи, коряг и ракух, с той же косы был запущен парафойл D8 эльф (в альтернативе еще имелся эльф-шестнаха, но его благоразумно оставили полежать, пока ветер снова не передумает). D8 принялся стесняться и рыскать, но будучи выведен подальше от берега, встал торчком в зените, и всем своим видом показывал, что шестнаху запускать рановато. Рассудив, что с эльфом у меня любовь крепче, чем с балонником, я решила, что уж теперь то смогу вырезаться как следует, главное – отойти подальше. Допятилась с довольным видом до условной отметки «триста метров от берега», и после старта очень внимательно смотрела под ноги. Поэтому на очередную мель, поджидавшую меня метров через 50 со старта, въехала аккуратно и без эксцессов. Глубокомысленно посидела на заднице, на ней же отпрыгала подальше и принялась катать между мелями, отмечая их по более интенсивным барахам. Не, ну в конце концов, это отличный способ отработать повороты в ограниченном пространстве, и если мы не можем прекратить безобразие, нужно его упорядочить и возглавить.

Сашка, понаблюдав, как я валандаюсь по бухте наподобие таракана в банке, решил, что это мне, наверно, ветра мало, и отправился за шестнахой. Мы с D8 (его в миру, кстати, зовут Гаврюша, в честь быстрокрылого архангела Гавриила) со всех ушей бросились Сашку разубеждать, и проскакав все мели поперек то на доске, то на заднице, предложили поменяться: он пойдет катать, а я пойду его фоткать. Сашка согласился, однако предложение катать от мели до мели, отмел как несостоятельное и вообще трусливое. Первым же галсом мой отважный мужчина, ни разу не споткнувшись о мели (куда они вообще делись??) слинял к горизонту, в далекую синеву, откуда даже купола было не видать. Постояв с фотоаппаратом на берегу, я повздыхала, и отправилась за ними.
В километре от нашей бухты я обнаружила, что Алехандро фактически повторяет мою схему катания применительно к конкретно взятому для этой бухты лабиринту из мелей. При ближайшем рассмотрении и после пары ехидных вопросов оказалось, что он вознамерился уехать подальше в сторону разлива, но тем временем ветер сменился, и принялся дуть под углом, а возвращаться по берегу, чиркая кайтом по березам, он не рискнул, и решил как-нибудь вылезти галсами. Одновременно очень кстати нашлись все мели, которые (как рассказали нам добрые люди по телефону) тянутся вдоль всего побережья и от берега километра на полтора. К слову сказать, эти же добрые люди слегка офигели, услышав про песчаные косы, и мы узнали, что при нормальных раскладах, вода начинается прямо от леса, а не в 150 метрах от него.


Тем не менее, делать было нечего, после нескольких относительно удачных попыток Саше удалось вырезаться обратно, и мы совместными усилиями вскарабкались на ветер к нашей бухте. Попутно я его фоткала, рискуя драгоценной зеркалкой и общими нервами: каждый раз, в попытке поудачнее схватить крупный план, моя тушка неизменно оказывалась на линии галса. Фотограф из меня еще тот, однако как и в кайтинге, отсутствие навыков приходилось компенсировать смекалкой. В итоге я металась перед доской, как бабка перед грузовиком на светофоре, Сашка орал ужасным голосом, мы булькали, летали над мелями и ползали по ним на четвереньках (чаще всего ползала я, удерживая камеру над головой, и это было то еще зрелище), ржали, чуть не утопили фот, и восемь градусов жары как-то совершенно не ощущались: от обоих можно было прикуривать.


В итоге мы наконец-то поцеловали родной берег. Гаврюша (которым на тот момент снова управляла я) был мастерски посажен промеж двух зеленых луж в одну чистую (и на том спасибо, сказал мне Александр), а мы, замотавшись до глаз в самодельные пончо, пронаблюдали вдалеке феерическое зарождение заката, спорящего синевой с сине-зелеными лужами на берегу. Еще мы наблюдали торжественный спуск на воду зеленой лодки из зеленого прицепа зеленого жигуля, нагло подъехавшего впритирку к воде по косе. После этого наблюдать было уже нечего, поскольку темнело как-то уж очень быстро. Мы в темпе свернули нашу загородную резиденцию в рюкзак, попихали по баулам зеленую ароматную снарягу, и отправились вылезать к цивилизации.

Кроме пары килограммов песка, ракух и вонючей сине-зеленой жижи мы унесли с этого спота найденный в коряжнике кислотно-оранжевый воблер для троллинга (хороший, кем-то активно кусанный, в ладонь длиной) и бесценный опыт катания по мелям. В конце концов, полтора часа дороги окупились почти четырьмя часами безвылазной каталки. При этом Сашка волленс-неволленс научился резаться на ветер, а я, недобитый мишка-гамми, натаскала развороты до автоматизма. Отсюда можно с умным видом сделать вывод, что все, что ни делается – к лучшему и лучше день потерять, а потом за пять минут долететь. Больше мне чего-то ничего умного в голову не лезет, потому, что в ней у меня, в основном, опилки, как утверждают мои коллеги по работе.

  • А может, и не только опилки. Юлия Матроскина.
     

Related Work

Отчет о тестах SUP борда EZ в Анапе.

Давно с удивлением посматривал в строн

2016 Slinghot Misfit test

Ведущие производители кайтвого оборудования уже анонсиров

Тесты кайт бордов Shinn на Ясенке.

Наша кайт школа занимается не только обучением новичков,